Снять бы ИНТЕРНЫ про донецких врачей

20.10.17. Статья Виктории Толкачёвой.

Ополченец ДНР Абдулла: Вера помогает, когда ты чист душой. Боец Вооруженных сил ДНР Рафи Джабар с позывным Абдулла – настоящий афганец, который вырос в России. В сентябре этого года «Абдулла» был тяжело ранен на одной из позиций – миной оторвало обе ноги. Десятки дончан и жителей ДНР откликнулись на призыв сдать кровь для Рафи Джабара, а донецкие медики сделали всё, чтобы мужчина выжил.
Корреспонденты ИА «Новороссия» навестили раненого ополченца в донецкой больнице. Рафи Джабар рассказал о своём самочувствии, дальнейших планах и настроениях защитников ДНР на передовой.


Меня лечил донецкий врач
В первую очередь «Абдулла» сообщил, что хорошо себя чувствует. Но перевязки бывают тяжелые и болезненные, отмершие части еще необходимо удалять. Но он уверен, что будет ходить, хотя это будет не так удобно, как он рассчитывал.
«Ходить буду, но боюсь, что одну ногу будут укорачивать, она станет, как вторая. Она могла задавать ритм, а так сложнее ходить будет. Но всё равно ходить смогу.
Столько народа пришло поддержать меня. Я скажу так: после ранения и до сих пор я ни одной слезы не пролил. Даже когда ранение получил, ребята меня эвакуировали, пытался ровным голосом говорить, чтобы паники не было. Но когда узнал, что для меня пришли сдать кровь 40 человек – у меня проступили слезы. То есть понимаешь, что не зря воевал, не зря оставил ноги. Смотришь и думаешь: были бы у меня еще ноги, я бы и их оставил.
Когда только получил ранение – понял, что оно серьезное. Пока меня несли на носилках, я уже считал, сколько это времени займет: пока меня донесут. Посчитал – час или час и 20 минут. Но есть „золотое правило часа“: если за это время ты попадаешь к врачам, то все будет нормально – 90% вероятности, что ты останешься живой. Я сознание не терял и еще пытался по пути всё контролировать. Все мои мысли были о том, чтобыпросто успеть попасть в объятия донецких врачей. И когда меня довезли до больницы, передали врачам, я выдохнул и понял, что буду жить.
У моего лечащего врача даже аура хорошая, приятная – это чувствуется. Одним словом, донецкий врач. Тут многие остались, не ушли за длинным рублем, хотя это хорошие специалисты, они везде востребованы, в частности в России. Там их ждала бы хорошая зарплата, а они остались тут, и за гроши делают колоссальную работу. Это честные, благородные люди. Вот снимают в России, например, сериалы про врачей „Интерны“, а нужно сделать про донецких врачей. Вот только этого никто не снимет, потому что система у нас такая – шайтанская. И она очень хорошее прячет, а разную шваль поднимает наверх».

Будущее – за молодёжью
Сейчас Рафи Джабар планирует уехать из ДНРвылечиться, окрепнуть и вернуться уже с новыми силами, работать на другом «фронте» республики.
«Я вернусь сюда на своих двоих уже не как гвардии рядовой, а по-другому. Там в окопах все, что смог, я сделал. Теперь нужно многое сделать и в мирной среде. Нет, я не говорю, что республика во мне нуждается. Я не как герой фильма „Три мушкетера“, который кричал: „Я спасу Францию“. Нет, я не собираюсь спасать республику. Но определенные, хорошие планы уже есть.
Сейчас связи между донецкими и ростовскими общественными организациями, молодёжными объединениями практически нет. Раз в год на форум кого-то пошлют или какую-то спортивную команду от ДНР отправят, они поиграют, вернутся и все. То есть, постоянной связи нет. В Ростове есть Комитет по национальным отношениям, религии, казачеству, комитет по молодежной политике, серьезно настроенные патриотические организации, поисковые движения – с ними всеми можно и нужно сотрудничать. А пока почти ничего не налажено, все основано на личностных отношениях отдельных людей. А подобными связями можно хоть как-то интегрировать ДНР в Ростовскую область. Можно проводить обмены между студенчеством, осуществлять совместные долгосрочные проекты. Примеров такой работы – не паханое поле. И это по молодежке, а есть еще другие составляющие».
Раньше в Ростове Абдулла занимался детскими домами и выпускниками таких учреждений. И он уверен, что проблемы интернатов одинаковы и России, и в ДНР. По его мнению, из ребят в интернатах делают жертв: постоянно жалеют, раздают сладости и игрушки с причитаниями «бедные-несчастные». С детства такие малыши привыкают, что им всё должны, они же «несчастны». Рафи считает, что так у ребенка теряется воля, он в жизни просто плывет по течению, нет никакого самовыражения.
«Я знаю, что после выпуска из интерната таких детей отправляют учиться в ПТУ. А ведь они уже привыкли, что их кормят, поят, а там им только стипендия приходит, которую они тратят за два дня и сидят ни с чем. Потом начинаются кражи, девочки вообще огорчают сильно – уходят на улицы. Вот такими я и занимался, но за три года только одного смог так поднять, чтобы он сам экзамены сдал и поступил в институт своими силами. А так я привлекал всех – от бандитов до милиции. Бандиты каждый месяц выдавали продукты: от четырех до восьми тонн, и я развозил их по этим общежитиям. Воспитанники интернатов сами спускались за едой, поднимали наверх эти мешки, чтобы своим трудом все доставалось. То есть детворой занимался, а потом уехал сюда. Я, можно сказать, был „крестным“ этих детских домов».


День в городе и день на позиции – это разные вещи
«Настроение у ребят никакое. Не в том плане, что готовы опустить руки. Они не верят нашему правительству. Солдаты не чувствуют поддержки „Всё для фронта, всё для победы“. Нет стойкой связи между армией и народом, кажется, что она искусственно сделана. Получается, что народ не любит армию. У меня лично был случай: я ехал с передовой, естественно от меня исходил не самый приятный запах – и вокруг меня в автобусе все расступились. Я понимаю, что для людей это неприятно, это даже шок для них, тут в городе. А другие солдаты не понимают. Они тогда думают: „Вот так вы ко мне относитесь, я ради вас жизнью рискую. Кого-нибудь бы со мной на денек в окопы“.
Только те люди, которые до сих пор живут в войне, чувствуют и понимают солдат. Например, когда меня везли раненого, на Путиловке заглохла машина – как раз рядом с девушкой, которая ожидала такси. И вот ребята подбежали, попросили машину – она уступила. Уже потом оказалось, что у нее небольшая служба такси, это была одна из ее машин, и она просто нам ее отдала, чтобы мы доехали до больницы.
У ребят на позициях всегда не хватает патронов, одежды, медикаментов. Зачастую, самое распространенное обезболивающее на руках – это „Кеторол“. Но, тем не менее, солдаты знают, что стоят на рубежах, на которых их никто не заменит. И просто это надо. А так, да, нет связи между армией и народом, как будто нас разделили. А ведь армия состоит из народа».
«Абдулла» сразу же называет один из способов поднятия престижа армии – определенные программы хотя бы на телевидении, в которых нужно показать быт солдата, трудности, через которые им приходится проходить, находясь на линии фронта.
«Например, этой зимой мы попали на такие позиции, где надо копать: топорами мы рыли себе блиндаж, вернее, рубили его. Семь раз ударишь – маленький кусочек земли отлетит. А пальцы уже отмерзают. Начинаешь их отогревать, отдираешь топор от рук – на нем кожа остается. О таких вещах народ не знает. А что это? Это полчаса жизни одного солдата. Нужно показывать такой нелегкий труд: не то, как он стреляет, а именно эту тяжелую работу. Да, многого не хватает, но при этом еще и никто не оценивает солдатского труда. А попробуйте блиндаж вырыть, одеяла для него найти, бревен для перекрытия натаскать. Иногда для этого 14 километров за день нужно отходить, причем с грузом. При этом по тебе еще противник „работает“. И это просто блиндаж построить.
Человек, когда идет в армию, должен понимать, что возможно он идет с билетом в один конец. Что он может остаться калекой, от него отвернется жена, дети, любимая девушка – к этому нужно быть подсознательно готовым. Ты ночью засыпаешь и не знаешь, проснешься ли утром. А утром просыпаешься и не знаешь, доживешь ли до вечера. Ежесекундно может что-то произойти. И каждый новый день для солдата – это как одна новая жизнь. День в городе и день на позиции – это разные вещи, разный подход к жизни. На позиции ты даже на траву, на небо по-другому смотришь. Естественно, оно всё там красивее кажется. По-другому смотришь на снег, на дождь, на капли на листве. И ты видишь: вот красота вокруг, но сознание напоминает, что не о красоте надо думать – в любой момент можно быть убитым.

Вера помогает, когда ты чист душой
Рафи Джабар подчеркнул в разговоре, что армия ДНР стала гораздо опытнее за это время. Солдаты имеют богатый опыт именно оборонительных боев.
»В этом лучше нас – нет. По всей Евразии нет такой армии, которая могла бы также обороняться, имея настолько маленькие ресурсы, плохое вооружение и обеспечение. Нет армии лучше.
Нам вера в Бога помогает, вера в справедливость помогает. Ты понимаешь, что ты чист: никого не обманул, ничего не украл, хотя мог бы. И в этом вера помогает – от того, что ты чист душой. И природа помогает. Бывает на душе тоскливо, и тут замечаешь, что вокруг тебя две летучие мыши летают, как бабочки, весело так. Со мной такого в жизни никогда не случалось – только на передовой. Или сова постоянно над тобой кружится, потом приземляется в полутора метрах, сидит, смотрит".
Помимо природы, веры, как ни крути, защитников Донбасса спасает связь с теми людьми, которые о них помнят. «Абдулла» – это особо отметил, поблагодарив еще раз всех, кто пришел сдать кровь для него – простого солдата. Именно такие поступки, подобный душевный порыв делают едиными народ и армию. Солдаты такой армии никогда не оставят позиций и будут готовы отдать свои жизни, а люди никогда не забудут своих героев.

 

20.10.2017 в 14:04
Обсудить у себя 3
Комментарии (2)

Как здорово он сказал про интерны.

красиво сказал… но хрен какая собака снимет

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Павел
Павел
сейчас на сайте
52 года (25.01.1965)
pmokrush@gmail.com
Читателей: 176 Опыт: 7355.62 Карма: 67.6497
Теги
news front russorum азов айдар александра жучковского анатолий шарий антифашист армии днр ато аэропорт басурин батальон блокпост боевики боец бойцы бориса рожина бпла вальцман военкор война войны волонтер всн всу герои ато гиви горловка горловки град гражданской войны дебальцево деки днепропетровск днр донбасс донецк донецкого аэропорта дрг евромайдан зайцево запад запорожье захарченко зодиак игил игорь стрелков игоря стрелкова каратели киев командир краматорск крым линии фронта лнр луганск львов майдан марины харьковой мариуполь миномет минометы минск минские соглашения минских соглашений москва москве моторола народной милиции лнр нато на украине новороссии новороссию новороссия обсе обстрел одесса одессе ольги таловой ополченец ополчение ополченца александра жучковского ополченцы перемирие пески позывной порошенко правого сектора правый сектор президент президент украины призрак путин россии российской федерации россию россия рсзо русская весна русский мир русского мира русской весны саакашвили савченко сбу светланы манекиной сводок от ополчения новороссии сепаратизм сепаратист сизо слава украине славянск сми снайпер снаряд солдат сомали спартак стрелков стрелковый бой сурков сша торнадо турчинов украина украине украинская армия украинская власть украинские военные украинские войска украинские каратели украинские сми украинские солдаты украинских сми украинской армии украину украинцы украины укроп фашизм фашист фронт харьков херсон широкино эдуард басурин янукович ясиноватая ясиноватой яценюк
все 142 Мои друзья